— Да нет, — терпеливо взялся объяснять Волтивер. — Вода здесь нормальная и даже есть рыба, как, впрочем, и отвечающий за данное водное хозяйство водяной. Мертвое — это название. Я много раз бывал в Лаосене и могу сказать одно — люди (да и нелюди тоже) это озеро стороной обходят и стараются без нужды к нему не приближаться. А Мертвое оно потому, что здесь, по поверьям, утопила своего маленького сына одна из травниц города. После суда, ее навсегда изгнали из Чароны, отняв память, а тело ребенка так и не нашли. Народ сказывает, что с того случая на берегу Мертвого озера или неподалеку от него часто видели маленького мальчика. А особо незадачливые путники, рискнувшие подойти к ребенку поближе, якобы навсегда исчезали в бездонном водоеме. Хотя, по правде говоря, это не доказано. В лесу полно всякой нечисти, может это ей в качестве закуски путники приглянулись, а люди и рады стараться — байки слагать! — он задумчиво потер лоб. — А теперь получается, что все-таки не байки…

— Вы же все маги! — укоризненно сказала я. — Неужели не могли проверить?

— Ну, магов в Чароне довольно-таки мало, а в Лаосене и подавно, — уклончиво ответил Волтивер. — В основном здесь живут обычные люди, травники, гномы, да немного заезжих эльфийских предсказателей. Да и ходили уже, проверяли — специально из Таолиня мага приглашали, а толку никакого. Понимаешь, по всем законам магии такого, как рассказывают, быть попросту не может. Спроси у Эммануила — безвинная душа убитого ребенка сразу же бы ушла в Рай. Оставаться здесь ей просто нет смысла. И уж тем более бестелесный дух не может так грубо воздействовать на живых людей, да и незачем ему это. Поэтому думали, что это кто-нибудь из Хранителей Природы балует, тот же водяной, например. Мороки наводит, либо действительно ребенка где-то украл и таким образом развлекается — людей пугает. Ну, в общем, пришел маг, проверил магический фон, изменений не нашел. Разыскал отвечающего за озеро водяного и два часа подряд с ним объяснялся — убеждал, чтоб тот ему мальчика отдал и прекратил над людьми издеваться, а водяной ему водоросли на уши вешал, что детей никаких у него в хозяйстве не водится, и предложил взамен утопшую ворону забрать… Да и действительно — какие дети — за время этой легенды ребенок уже давно должен был стариком стать… На том они и расстались…

— Н-да… — с издевкой сказала я. — Тоже мне — обладающие «великой» силой!

— Ну не все же ей обладают, — сказал Волтивер. — По-крайней мере в том понятии, в каком ты думаешь, да и зачем лишний раз с Хранителями на конфликт нарываться? Они ведь злопамятные до невозможности! Спасу потом не будет от их бесконечных жалоб и ультиматомов!

— Чего-то я, видимо, недопонимаю… — протянула я. — Чарона — это страна, населенная существами с магической силой, так?

— Не совсем так, — поняв, наконец, причину моих умозаключений, пояснил Волтивер, — магическая сила далеко не всегда удел магов и чародеев. Это просто особый вид энергии, доступный жителям Чароны. Открытые маги умеют преобразовывать ее особым образом и управлять ею, для всех остальных сущностей — это просто-напросто неотъемлемая часть жизнедеятельности, без нее они не смогут прожить и дня.

— В смысле?

— Привязанность к этой энергии вплетена на генетическом уровне в тела всех сущностей Чароны. Оборотни, к примеру, черпают из нее силу для смены ипостаси, а Хранителям — тем и вовсе без нее не обойтись — для них Сила — не только поддержание жизни, но и энергия, с помощью которой они поддерживают порядок в вверенной им системе. Но по сравнению даже с самыми слабыми магами их Сила чрезвычайно мала.

— А я-то думала… и сколько, если не секрет, в таком случаи магов в Чароне?

— Ну… Пара тысяч наберется, наверное, но не больше… Слишком сильно падает рождаемость, да и Кодекс исполняется все меньше.

— Малова-ато… Так глядишь и вовсе вас не останется.

— Не вас, а нас, — услужливо поправил мужчина. — Ты ведь теперь тоже маг, не забывай.

Нет, у этого типа прямо дар настроение портить!

— Такое забудешь… А ты как тут оказался? Ведь силовой переход открывается в центральном замке Лаосена.

— Эту развалюху, — хмыкнул Волтивер, — сложно назвать замком, скорее потрепанной хибарой какого-нибудь разорившегося купца, но, тем не менее, это действительно выходная точка силового перехода. Единственная в городе. И открывают ее очень и очень редко, только в особых случаях и только для архимагов, коим я, к сожалению, пока не являюсь. Все остальные вынуждены пользоваться обычными телепортами, добираясь скачками по городам и весям, пока не достигнут Лаосена, или вовсе на телеге, если страждущий попасть в городок не является магом.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10

Также по теме

Египет вновь открыт для туристов
В Египте после нескольких недель народного восстания и политических беспорядков вновь открылись самые знаменитые достопримечательности, привлекающие в страну миллионы туристов, – знаменитые пира ...

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

Послание «Сынов Неба»
В 1947 году, случайно пролетая над центральным Китаем, американские летчики примерно в 100 километрах от горы Сиань в провинции Шэньси обнаружили комплекс гигантских пирамид, высота самой крупной из к ...