В отличие от моего города в Таолине и Лаосене окончательно и бесповоротно обосновалось знойное лето. И если долгими ночами в Лаосене еще было прохладно, то днем солнце пекло немилосердно, радостно сияя на безоблачном небе. Радовало лишь то, что Архип любезно предложив сменить мой зимний наряд на что-нибудь более подходящее сезону, откуда-то притащил охапку женских вещичек, состоящую в основном из штанов и футболок, якобы оставшихся от некогда гостившей дальней родственницы. Вещи казались абсолютно новыми, более того идеально подходили мне по размеру, посему в сомнительную историю с забывчивой родней верилось с трудом. Но обижать и более того злить подозрениями старого мага не хотелось, а посему я прекратила расспросы, тепло поблагодарив за подарок.

Решившись все ж таки позагорать, я, под удивленные взгляды ангела (по всей видимости Раю, в отличие от Земли, такое бесцельное времяпрепровождение и не снилось), закатала футболку до груди, скинула обувь и, проклиная себя за то, что не взяла с собой шорты, как можно выше завернула штанины. Наконец, приготовления были закончены, и я с удовольствием растянулась на траве, подставляя лицо горячим лучам и чувствуя, как мысли медленно плавятся на солнце вместе с окружающей обстановкой. Уже проваливаясь в сладкую дрему, я запоздало подумала о том, что обязательно обгорю, но бороться со сном уже не было сил…

Когда я открыла глаза, солнце уже клонилось к вечеру. Я лежала в прохладной тени плакучей ивы. Рядом, тоскливо и несколько опасливо глядя на меня, сидел Эммануил.

— Что-то не так? — подозрительно спросила я, потягиваясь и садясь на траве. — Почему ты на меня так странно смотришь?

— Да нет, — поспешил ответить смутившийся Хранитель, — Все в порядке, я просто задумался…

— Это ты меня в тенек перенес? — спустя небольшую паузу, решила я сменить тему, осознав, что «задумчивость» Хранителя вряд ли повлечет приятный для меня разговор. Скорее наоборот — очередные упреки…

— Ну да… Я подумал, что так будет лучше…

— Спасибо большое! Сама не заметила, как заснула, так устала за ночь… — вздохнула я, и, прислушавшись к своим ощущениям, с сожалением констатировала. — Завтрака не было, обеда тоже, и ужина, похоже, не ожидается. Долго мы с тобой так не протянем…

В ответ ангел тоскливо вздохнул и страдальчески закатил глаза, полностью разделяя мое мнение.

— Зря мы сбежали, — сказала я. — Если города в Чароне устроены по принципу человеческих, то в Лаосене наверняка есть магазин или хотя бы базарчик, где можно было бы купить еду. Жаль мне нельзя возвращаться… Разве что только… — меня вдруг осенила не слишком светлая мысль, — Эммануил!

Благоразумно не вдаваясь в подробности, я схватила свою сумку и начала лихорадочно в ней рыться. Нужная мне вещь, к великому моему сожалению, находиться не желала ни в какую. А посему вскоре мне пришлось применить радикальные меры — а именно высыпать все содержимое несчастной сумки на траву и продолжить поиски уже в образовавшейся куче. Ангел с подозрением наблюдал за происходящим.

Наконец, я с победоносным видом извлекла небольшой кожаный мешочек, перевязанный серебристой веревочкой, и протянула его Хранителю:

— Держи!

— Это что? — поинтересовался Эммануил, взвешивая мешочек на руке. — Еда?

— Нет. Деньги!

— Их едят?

— Да нет же! Но на них можно купить еду.

— Это как?

Я недоуменно уставилась на ангела.

— Ну, обменять деньги на продукты или вещи. Каждая денежка, — я забрала мешочек и высыпала монетки на ладонь, — имеет свою цену. Например, на золотой можно купить тебе рубашку, серебряные пойдут для покупки какой-нибудь еды, а медяки — просто разменная мелочь. По-крайней мере так Архип сказал. У меня в стране тоже есть деньги, но немножко другие. Неужели в своем мире вы ничем таким не пользуетесь?

— Пользуемся, — неуверенно кивнул ангел. — Правда, называются они у нас по-другому. И еду на них купить нельзя.

— Почему?

— Потому что еда для всех бесплатная. Я вообще себе не представляю, зачем ее покупать! Продавать еду! Кошмар какой! А если у кого-нибудь не будет этих ваших денег, что ему делать?

— Помирать с голоду, — ответила я. — Либо зарабатывать.

— Ты серьезно?

— Абсолютно. Иногда всю жизнь приходится работать только лишь для того, чтобы обеспечить пропитанием семью.

— Но почему?!

— Да потому что у нас так принято. Именно так и никак иначе. За просто так только сыр в мышеловке. А все остальное надо отрабатывать. Долго и тяжело… И никто тебе кроме тебя самого и, может быть, самых близких людей не поможет…

Эммануила передернуло:

— Вы такие жестокие, люди… И такие странные…

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Также по теме

Война и политика в письмах Императрицы Александры
Результатом этой "утечки" стала первая публикация писем императрицы Александры Федоровны, предпринятая берлинским издательством "Слово" в 1922 году. Письма публиковались, начиная ...

Пирамида Джосера
Пирамида Джосера - не только первая пирамида, построенная в Древнем Египте по приказу правителя III династии фараона Джосера, но и первое большое каменное сооружение монументального характера Древнег ...

Универсальные передатчики
Обычно пирамиды воздвигались в местах выхода на поверхность Земли мощных энергетических потоков, и люди до сих пор ощущают на себе их воздействие. Первым из наших современников, кто установил ряд нео ...